Форум » Справочная » Неэвклидова экология. Повесть о поддержании биологического равновесия. » Ответить

Неэвклидова экология. Повесть о поддержании биологического равновесия.

L2M: Неэвклидова экология. Повесть о поддержании биологического равновесия. Всякая научная теория имеет свою область применения, вне которой попытки воспользоваться данной теории ведут к ошибкам разной степени грубости. Например, классическая ньютоновская физика не годится для того, чтобы прогнозировать поведение объектов, движущихся с околосветовой скоростью – а знакомая нам со школьной скамьи эвклидова геометрия "не работает" в искривленных пространствах. Это все общеизвестные факты, и вряд ли мы с Вами, уважаемый читатель, найдем взрослого образованного человека, пытающегося описывать, скажем, окрестности "черной дыры" с помощью геометрических аксиом и теорем, почерпнутых из школьной программы. Однако, к сожалению, в других областях знания иногда все же приходится встречаться со случаями, когда теорию, в определенных условиях вполне правильную и адекватную, пытаются за уши притянуть к анализу ситуаций, для которых эта теория принципиально неприменима. Одним из классических примеров подобной ошибки являются рассуждения о "саморегуляции" численности бездомных животных в городах, особенно популярные в отечественной среде защитников животных. Вот как рассуждает человек, впавший в данную ошибку: "В дикой природе животные не могут размножиться выше определенного предела – а за уничтожением части популяции обычно следует ее быстрое восстановление до прежней численности. Это связано с существованием так называемой поддерживающей емкости среды – то есть, способности данной территории приютить и прокормить лишь определенное количество животных. Значит, бездомных животных, обитающих в городе, отлавливать бесполезно: их популяция после отлова все равно быстро восстановится – а размножиться еще больше они не смогут: не позволит поддерживающая емкость среды". Чтобы понять, в чем состоит ошибка этого рассуждения, нам придется сначала припомнить основы экологии – а точнее, такого раздела этой науки, как популяционная динамика. Итак, допустим, в некую большую – но изолированную горную долину попала небольшая группа каких-то животных. Других их сородичей в этой долине нет, а условия для жизни – вполне подходящие. Если мы пронаблюдаем за численностью этих животных на протяжении многих лет – то обнаружим, что численность эта изменялась довольно интересным образом (рис.1): Рисунок 1. Сначала количество животных безудержно росло (на графике этот период обозначен цифрой I), затем темпы роста начали постепенно снижаться (период II), и, наконец, численность животных перестала возрастать (период III). Период I иначе называется фазой экспоненциального роста, из-за формы кривой возрастания численности животных: как можно видеть на рисунке выше, эта кривая соответствует экспоненциальной функции, то есть, ее уравнение имеет вид f(x)=e^x. В начале фазы экспоненциального роста возрастание численности происходит медленно, но со временем оно все больше и больше ускоряется. Период III иначе называют фазой стабилизации, потому что в этом периоде численность животных стабилизируется – то есть, в незначительной степени колеблется вокруг некоторого более-менее постоянного уровня. Такой более-менее постоянный уровень – это как раз и есть пресловутая поддерживающая емкость среды. Из чего складывается поддерживающая емкость среды, и чем ограничено количество животных? Это можно увидеть на рисунке 2: Рисунок 2. Для стабильной дикой экосистемы (какой является горная долина из нашего примера) количество пищи и наличие укрытий – величины более-менее постоянные. Когда пищи и укрытий становится недостаточно – то животные от бескормицы и плохих условий жизни становятся ослабленными, из-за чего начинают несколько менее интенсивно размножаться, и намного более часто гибнуть (особенно это касается молодняка и ослабленных животных). Численность естественных врагов может меняться; но в классическом случае она растет и снижается следом за ростом и снижением численности их жертв. Инфекционные болезни и глистные инвазии становятся более распространенными по мере того, как растет количество животных на единицу площади: просто потому, что вероятность заражения становится выше (в случае очень высоких популяционных плотностей заражению основными инфекциями могут подвергаться все или почти все животные; выжившие приобретают иммунитет). У некоторых животных возрастание плотности популяции выше определенного уровня вызывает гормональный дисбаланс или иные физиологические "неполадки", снижающие плодовитость. Таким образом, популяция, численность которой достигла "потолка" – то есть, поддерживающей емкости среды – прекращает рост не потому, что вмешались некие таинственные силы, мистическим способом "затормозившие" размножение. Это происходит потому, что избыток животных (в первую очередь – молодняка, а также ослабленных животных) элементарно гибнет от недоедания и неблагоприятных условий жизни; а голодающие самки не всегда в состоянии успешно выносить детенышей (а при сильном истощении могут даже "пропустить" течку). Если на этом этапе изъять какую-то часть животных – то на оставшихся придется больше "материальных благ". Следовательно, смертность от голода и плохих условий жизни понизится; а самки откормятся, окрепнут – благодаря чему смогут успешно зачинать и хорошо вынашивать потомство; и популяция как бы "вернется" из периода III в период I. Поскольку в периоде I темпы роста популяции (за счет более низкой смертности и лучшего физического состояния животных) гораздо выше – то создается впечатление "всплеска размножения". Когда численность животных опять достигнет "потолка", то снова станет гибнуть больше молодняка, и популяция довольно быстро стабилизируется: темп ее роста постепенно упадет до нуля (рис.3). Рисунок 3. Однако если часть животных изъять из популяции, находящейся в периоде I (т.е., в фазе экспоненциального роста) – то "всплеска" размножения в этом случае не происходит. В самом деле, пищи и укрытий и без того было более чем достаточно, "перенаселения" не было – так за счет чего же рождаемость или выживаемость может еще сильнее повыситься? Более того: темпы роста численности в таком случае могут даже снизиться. Так происходит потому, что популяцию при этом как бы "отбрасывает" в более раннюю фазу периода I – а, как мы помним, в начале этого периода темпы роста популяции ниже, чем в середине и в конце. В результате, изъятие части животных на этой стадии роста популяции приведет к тому, что достижение пика численности окажется сильно отсроченным во времени (рис.4): Рисунок 4. Вот здесь мы и подходим к ошибке номер 1, допущенной нашим абстрактным защитником животных: он рассуждает так, как если бы численность бродячих животных в городе в любом случае УЖЕ находилась на уровне поддерживающей емкости среды. Но так ли это в случае наших городов? Популяционная плотность бродячих собак в городах стран СНГ обычно исчисляется десятками (по самым пессимистическим оценкам – одной-двумя сотнями) особей на километр квадратный. Однако в других странах, для которых постоянное присутствие бродячих собак-парий (мало зависящих от человека, потомственно-уличных животных) – давняя и пока что неискоренимая реалия жизни, плотность популяции собак в городах может исчисляться многими сотнями (а кое-где – и тысячей-другой) особей на километр квадратный. А значит, нет оснований утверждать, что отечественные бродячие собаки уже достигли "самостабилизирующегося" уровня численности: по всему судя, их популяции имеют еще неплохой резерв роста. Но это еще не все. Дело в том, что для бездомных собак и кошек, обитающих в городах, поддерживающая емкость среды вовсе не является постоянной величиной: наоборот, она имеет свойство увеличиваться вслед за ростом популяции самих бездомных животных. Ведь как все происходит в дикой природе? Там животное вынуждено искать места, в которых есть еда, укрытие, и прочие необходимые ресурсы. Если этих ресурсов в данном конкретном месте нет – то они ниоткуда не появятся, и животное не сможет здесь выжить. В случае бездомных животных все происходит совершенно не так: во многих случаях, само появление животного приводит к тому, что люди начинают предоставлять ему необходимые для выживания ресурсы, которых прежде в этом месте не было. В самом деле: какова реакция многих людей на прибившееся ко двору или к проходной бездомное животное? Правильно: покормить, подстелить старое пальто, сделать будку или навес. Не появись в данном конкретном месте собака или кошка – никому бы не пришло в голову принести и выложить в этом месте на тротуар остатки своего обеда, или сооружать укрытие. Таким образом, ресурсы, необходимые для жизни бездомного животного, сплошь и рядом появляются именно потому, что появилось само животное (а не наоборот, как то имеет место быть в дикой природе). В результате поддерживающая емкость среды растет вместе с ростом численности бездомных животных. И схема, описывающая факторы, влияющие на численность животных, начинает выглядеть не совсем так же, как для диких популяций. Например, для бездомных собак она выглядит так (рис.5): Рисунок 5. Как видим, у городских бездомных собак нет естественных врагов, которые могли бы сдерживать рост их численности (если речь идет о кошках – то в городской среде роль их естественных врагов могут выполнять собаки). Пища и укрытия в ряде случаев сознательно предоставляются людьми. Плотность популяции в наших условиях далека от максимально возможной – следовательно, фактором скученности можно спокойно пренебречь. Итак, традиционная ошибка под номером 2 – это неправомерный перенос на бездомных животных тех закономерностей, которые существуют в естественных популяциях Но как же на самом деле в этих условиях будет выглядеть кривая численности животных? А вот как (рис.6): Рисунок 6. Кривые "численность 1" и "поддерживающая емкость среды 1" – это "классический" вариант, имеющий место в дикой природе; они приведены для сравнения. А вот кривые "численность 2" и "поддерживающая емкость среды 2" относятся уже к популяциям (точнее, субпопуляциям) бездомных животных, обитающих в городах. Как видим, благодаря усилиям опекунов "поддерживающая емкость" городской среды возрастает по мере того, как возрастает количество животных. Разумеется, этот процесс не может продолжаться до бесконечности: в какой-то момент времени будет достигнут предел возможностей сердобольных граждан, поддерживающая емкость среды прекратит возрастание, а следом за этим перестанет расти и популяция бездомных. Но пока что нам до этого ой как далеко: популяция бездомных собак в наших городах еще долго будет находиться в стадии экспоненциального роста, когда безвозвратное изъятие не приводит к сколько-нибудь ощутимому всплеску размножения. А теперь давайте сравним, как будет отражаться периодическое безвозвратное изъятие на популяциях животных, находящихся в разных фазах роста. Для большей выразительности сделаем отловы нечастыми и заведомо недостаточными по объему, так, чтобы они не могли привести к снижению численности животных: Изобразим математическую модель отловов, производимых в стабильной популяции. Моменты очередных отловов обозначены стрелками; отловы производились через один и тот же промежуток времени, причем каждый раз изымалось одно и то же количество животных. Как видим, в ходе изображенного здесь математического "эксперимента" сбалансированная популяция каждый раз быстро восстанавливается до исходного уровня численности (рис.7а) : Рисунок 7а. На следующем рисунке – аналогичные отловы в популяции того же размера, но находящейся на фазе экспоненциального роста (рис.7а). Рисунок 7б. Как видно, даже недостаточный и редкий отлов в экспоненциальной фазе существенно замедляет рост популяции, и отсрочивает достижение пика численности: никакой быстрой компенсации не происходит. Более того, как можно видеть на этом рисунке, даже в фазе стабилизации совсем незначительный и крайне недостаточный отлов способен поддерживать численность популяции несколько ниже поддерживающей емкости среды. А как же все-таки обстоят дела со сбалансированной популяцией в фазе стабилизации? Возможно ли в принципе снизить ее численность только путем изъятия животных – или такая популяция будет восстанавливаться в любом случае? Ведь именно так иногда рассуждают некоторые люди. И допускают при этом ошибку номер 3. Вот что будет происходить в стабилизированной популяции, если мы увеличим количество животных, изымаемых при каждом отлове (рис.8): Рисунок 8. А вот так будут выглядеть результаты не столь интенсивного – но зато более частого отлова (рис.9): Рисунок 9. Таким образом, даже на сбалансированную популяцию можно воздействовать так, чтобы ее численность в промежутки между отловами не успевала восстанавливаться. И тогда численность животных со временем будет все сильнее и сильнее снижаться, пока, в конечном итоге, популяция не прекратит свое существование. Что все это значит в приложении к бездомным животным. Во-первых, экологические законы, регулирующие численность диких животных в природе, не вполне применимы для описания городской популяции бездомных животных. Во-вторых и в главных, не соответствует истине часто повторяемый некоторыми зоозащитниками тезис, якобы безвозвратное изъятие не может быть эффективным, поскольку следующий за ним всплеск размножения обязательно с лихвой перекроет ущерб. При правильно подобранной интенсивности и частоте безвозвратного изъятия количество бездомных животных не будет успевать восстанавливаться до до-отловных значений. С каждым новым отловом животных будет оставаться все меньше и меньше, пока их число, в конечном итоге, не достигнет минимума. После этого воспроизводство потомственно уличных животных свелось бы практически к нулю, и службам отлова осталось бы лишь подбирать потерявшихся, отказных и выброшенных владельческих животных, как это делают сегодня в развитых странах Запада: потомственных бродяжек (которым довольно сложно найти нового владельца) у нас больше не было бы. Соответственно, невостребованных животных в результате отловов стало бы гораздо меньше, и мы оказались бы на прямом пути к достижению no-kill статуса – то есть, такого состояния дел, когда для каждого бездомного животного обязательно находится новый хозяин.

Ответов - 12

fondzoozabota: Сильная глубокая статья! Я бы заменил в ней везде, где упоминается прикорм, слово "Опекуны" на слово "Люди". Себя опекуном,( постоянно прикармливающим одних и тех же животных в одном и том же месте, закупающем для этого специально еду), я не считаю, и так никогда не делал. Но если бездомная собака застанет меня в городе за поеданием хот дога, при этом посмотрит голодными глазами - поделюсь с ней, независимо от принципов реалистической защиты. Каждому человеку, а не только опекуну свойственно проявить милосердие здесь и сейчас, не думая о последствиях. Это действие (прикорм) свойственно любому человеку, а не только опекуну. Мне кажется, что даже отъявленным живодёрам это свойственно - кинуть кусок просящей собаке. Поэтому пищевой задел для бездомных будет создаваться в местах проживания людей и при отсутствии опекунов. Именно так, древние люди и приручили волков, сделав из них собак, именно потому, что при полном отсутствии сегодняшних опекунов, делились с ними тогда пищей. Кинуть недоеденный кусок собаке - у человека уже на уровне инстинкта, а с этим бороться трудно. Следовательно прикармливать будут все и всегда, прикорм собак в городах действительно создаёт огромный пищевой задел для развития невиданных по численности популяций бродячих собак, если ничего не предпринимать.

krabo5: L2M пишет: При правильно подобранной интенсивности и частоте безвозвратного изъятия количество бездомных животных не будет успевать восстанавливаться до до-отловных значений. С каждым новым отловом животных будет оставаться все меньше и меньше, пока их число, в конечном итоге, не достигнет минимума. После этого воспроизводство потомственно уличных животных свелось бы практически к нулю, Всё логично, если рассматривать потомственно уличных животных отдельно от фактора пополнения за счёт выброшенных или потерявшихся домашних животных. А ведь это пополнение зачастую и составляет большую часть городских бездомных животных. Схема будет работать только при условии обязательной регистрации и строгого контроля за домашними животными, чтобы исключить пополнение за их счёт. Или я пропустил что-то важное?

Reinir: Чем больше бездомных, тем "легче" выбрасывание (оно просто незаметнее, в случае беспородных). То есть по мере снижения численности бездомных, выбрасывание легче контролировать.

Reinir: L2M пишет: Всякая научная теория имеет свою область применения, вне которой попытки воспользоваться данной теорией ведут к ошибкам разной степени грубости. Например, классическая ньютоновская физика не годится для того, чтобы прогнозировать поведение объектов, движущихся с околосветовой скоростью – а знакомая нам со школьной скамьи эвклидова геометрия "не работает" в искривленных пространствах. Это все общеизвестные факты, и вряд ли мы с Вами, уважаемый читатель, найдем взрослого образованного человека, пытающегося описывать, скажем, окрестности "черной дыры" с помощью геометрических аксиом и теорем, почерпнутых из школьной программы. Хорошее вступление, а название статьи - просто блеск!

КошкаСашка: krabo5 пишет: При правильно подобранной интенсивности и частоте безвозвратного изъятия количество бездомных животных не будет успевать восстанавливаться до до-отловных значений. С каждым новым отловом животных будет оставаться все меньше и меньше, пока их число, в конечном итоге, не достигнет минимума. После этого воспроизводство потомственно уличных животных свелось бы практически к нулю, Всё логично, если рассматривать потомственно уличных животных отдельно от фактора пополнения за счёт выброшенных или потерявшихся домашних животных. Я научным языком не умею формулировать мысли.По русски то с некоторыми заиканиями.. Но проще говоря,бум посмотреть на примерах! В той же Италии,благословенной Германии,да в той же Эстонии был и безвозвратный отлов!Стай больше нет!Сама свидетель,на собаку без хозяина реакция:"Чья это? Я ее где то видел! А не тех то и тех то,сбежавшая? Если будет и дальше шататься тут,в АЗЛ позвоню!И т.д." Люди сразу замечают,может,ждут еще,что после гульки домой пойдет,а если надолго задерживается,кто то берет себе,дает объявы,оставляет у себя,звонит в санэпидемку... Кто бы дергался,если бегали бы стаи?? Теперь собака одна на улице-это нонсенс,она ,как заноза в глазу! Выкидывают все равно,недавно в моем городке на моей улице одного щена нашла,в центре еще два!Эдакие карманные тявкалки,останутся мелкими.Я того щена пристроила жене синдако=мэра(теперь таскаю ей из города спец."косточки",а то грызет все подряд!Остальных тоже разобрали! Реакция людей однозначна:"Увидела бы тех,кто их оставлял,ноги бы оторвала и в ...повтыкала бы!" Какие еще примеры нужны?Теперь с каждой собакой носятся,как с яйцом,но десяток лет раньше приходилось усыплять многих...

Reinir: Вставлю и я свои 5 копеек (те графики, которые я на прошлой неделе обещал): Наглядные модели стратегий регулирования численности бездомных собак. Безвозвратный отлов и ОСВ. Введение. Численность бездомных собак в населенных пунктах находится в прямой зависимости от деятельности человека. Можно выделить две группы факторов: 1. Нецеленаправленное воздействие – деятельность человека, не имеющая целью как-то намеренно влиять на бездомных собак. Это, прежде всего, условия среды обитания, определяющие количество и распределение: а) укрытий, б) пищевых ресурсов, добываемых собаками самостоятельно (территориально обусловленный пищевой ресурс – отбросы из помоек и контейнеров и т.п.), в) частоту встреч с человеком (фактор беспокойства). Хорошо известно, что популяционная плотность бездомных собак заметно разнится в зависимости от того, живут ли собаки в многоэтажном квартале, или в районе «частного сектора», или на пустыре около рынка, или в лесопарке или, наконец, в промзоне со множеством «зазаборных» территорий и свалками. К этой же группе примыкает нецеленаправленное пополнение субпопуляции бездомных собак животными в ходе выбрасывания или потери хозяйских собак. 2. Целенаправленное воздействие – деятельность, непосредственно намеренно направленная на бездомных собак. Здесь можно выделить два направления: 2.1. действия на снижение численности – собственно, обычно попытки муниципалитета регулировать количество собак тем или иным методом, а при отсутствии и провале таковых – деятельность самих граждан в кризисных ситуациях (обычно так называемые самосуды, или же стерилизация уличных собак «за свой» счет опекунами). Это и есть те самые «стратегии регулирования», действие которых мы и попытаемся смоделировать. 2.2. действия на рост численности (хотя они обычно не осознаются таковыми) – это обычная подкормка собак постоянными опекунами или случайными прохожими (социально обусловленный пищевой ресурс). Рост пищевого ресурса – обычно сопровождается и ростом численности популяции животных, этот ресурс потребляющих. Так как изменения факторов из первой группы требуют значительного времени и усилий, то их для целей нашего моделирования можно признать постоянными. Они определяют «фон», «сцену», на котором разыгрывается драма бездомности. Собственно, в реальной жизни так и есть – облик городов меняется медленно, изменения систем вывоза и сбора мусора требуют много лет, так же как и повышение культуры отношения к домашним животным. В более краткосрочной перспективе на изменения численности в основном влияют факторы второй группы. Действительно, в России бывает так, что в одном городе по улицам бегают большие стаи, в другом – редкие одиночки. Хотя города различаются мало – различие зачастую определяется лишь наличием во втором городе регулярного отлова. Нужно сразу оговориться, что все же влияние первой группы крайне велико, и на них также необходимо оказывать воздействие в рамках сбалансированного комплексного подхода к решению проблемы бездомных собак. Прежде всего, нужно работать в сфере избегания выбрасывания животных, борьбы с перепроизводством, с самовыгулом и последующим дичанием собак в деревнях и малых городах и т.д. Но это не даст нужного эффекта, если не будут правильно «работать» мощные краткосрочные факторы – а именно регулирование. Плотная заматеревшая субпопуляция бездомных собак способна опираться на ресурсы, которые она сама же вызывает к жизни! – поэтому она становиться относительно нечувствительной к выбрасывнию хозяйских животных (самовосстанавливается за счет размножения собственных самок), или к закрытию контейнеров с отбросами (переходит на попрошайничество и заботу опекунов). Более того, она еще и влияет отрицательно на наши попытки бороться с тем же выбрасыванием (ведь выброшенные беспородные собаки легко теряются в среде бездомных; рынок беспородных животных, и так узкий, перенасыщен взятыми с улиц бездомными щенками, что усугубляет перепроизводство; процветает самовыгул и т.п.). Таким образом, очень важна параллельная работа по двум группам факторов, с очень четким пониманием важности активного вмешательства в субпопуляцию бездомных в виде правильно подобранной стратегии регулирования. Графики и пояснения. Специально для наглядности предложены следующие рисунки-схемы, в упрощенном виде представляющие, как меняется численность бездомных собак при разных подходах (стратегиях) к их регулированию. В качестве модели выбран условный участок городской территории, на котором обитает группировка собак – такой численности, которую можно охватить одной акцией отлова. Линия Е.С. – это уровень поддерживающей емкости среды, максимально возможное число взрослых собак, которое может прокормиться на участке. Она задается как условиями среды (случайные укрытия, территориально обусловленные пищевые ресурсы), так и социально обусловленным пищевым ресурсом, а иногда и созданием специальных укрытий («будки опекунов»). Численность собак воспроизводится за счет как : а) размножения собак (интенсивность этого процесса зависит от плотности субпопуляции и определяет динамику восстановления ), так и: б) за счет миграции - в которую включается и выбрасывание животных – интенсивность этого процесса от плотности субпопуляции напрямую не зависит и в нашей модели остается постоянной. В моделях, представленных ниже, основное влияние на восстановление оказывает самовоспроизводство (как и в реальности - при высокой численности, близкой к поддерживающей емкости среды). При низкой численности значительную роль начинает играть пополнение за счет бывших владельческих животных. Рис. 1. Влияние на численность собак безвозвратного отлова разной периодичности, но ограниченного примерно одинаковым «пределом доступности» (изображен зеленой линией). Вне отлова всегда остается определенная доля собак - например, более осторожные, спасающиеся на пустырях собаки, или прячущиеся на закрытых территориях предприятий – служба отлова не стремится охватить все территорию рассматриваемого условного участка). Эта доля является постоянной величиной, и ниже этой величины (то есть «предела доступности») численность не падает. Период А - В соответствует сценарию «отлова с полным восстановлением численности». Отловы следуют с частотой примерно один раз в год. За это время численность взрослых собак успевает восстановиться от «предела доступности» отлова до максимально возможного уровня (до уровня поддерживающей емкости среды). Обратите внимание, что скорость роста численности в начале периода восстановления ниже, чем в середине – это объясняется относительно небольшой долей подростков в плотной субпопуляции до отлова – а именно подростки составляют резерв немедленного восстановления при самовоспроизводстве. Затем по причине более высокой выживаемости молодняка в разреженной после отлова субпопуляции скорость восстановления увеличивается. По мере приближения к уровню поддерживающей емкости скорость снова замедляется – ресурсов на молодняк приходится все меньше. Период В–С соответствует сценарию «отлова с неполным восстановлением численности». Численность не успевает восстанавливаться до поддерживающей емкости по той простой причине, что отловы производятся примерно в два раза чаще, чем было раньше. Период С-D тоже соответствует сценарию «с неполным восстановлением численности» но при еще более частом проведении отловов. Очевидно, что средняя численность собак на участке тем меньше, чем чаще происходят отловы. При их учащении она приближается к количеству собак, всегда остающихся вне отлова (пределу доступности). Соответственно, количество собак, изымаемых при каждом событии отлова – неодинаково, и зависит от частоты отловов (чем чаще, тем оно меньше). Рис. 2. График, показывающий динамику численности собак на двух участках (на одном – она показана красным, на другом - зеленым цветом). Отловы происходят неодновременно, но с одинаковым периодом (примерно три раза в год). «Предел доступности» для обоих участков одинаков (на рисунке не изображен, ему соответствуют минимумы численности обеих линий). Линия Р.У. – это «равновесный уровень» – средняя многолетняя численность собак на двух участках (а также по всему городу, если отловы на других участках происходят с той же интенсивностью). Таким образом, это наглядная демонстрация долговременного влияния распространенного в городах России «частично эффективного» отлова на численность бездомных собак в населенном пункте. Количество собак остается меньше максимально возможного значения, испытывая относительно небольшие локальные колебания. Очевидно, что для увеличения эффективности отловов необходимо преодолеть «порог доступности». Рис. 3. Иллюстрация действия многолетнего отлова, для которого становятся доступны практически все собаки на модельном участке (то есть «предел доступности» преодолевается), и при каждом событии отлова отлавливается строго определенное количество собак (то есть количество изъятых собак не зависит от частоты отловов, в отличие от предыдущего сценария). Отрезок А – В соответствует изображенному на первых двух графиках отлову, ограниченному «пределом доступности». Но начиная с точки В при каждом следующем отлове изымается одно и то же количество собак, при этом оно заведомо превышает количество животных, вновь заселивших участок в период между отловами. В отличие от ситуации с предыдущих двух иллюстраций, отлов начинает охватывать и «скрытую» часть субпопуляции – то есть порог доступности более не помеха. Этого можно достичь как изменением метода отлова (например, переходом к приютской системе, при правильной пропаганде более популярной у населения - собак меньше станут прятать), так и увеличением профессионализма и заинтересованности ловцов (нынешние российские "спецтрансы" и "спецавтохозяйства" рассматривают отлов обычно как лишнюю обузу, довесок к основной деятельности по сбору мусора - это меняется при создании специализированных предприятий по работе с животными). Большой эффект даст регламентация содержания собак на территориях предприятий, которые сейчас зачастую являются средоточием львиной части "скрытой массы" собак за порогом доступности отлова. Хорошо видно, что при продолжении таких отловов, численность бездомных собак (в данной модели) примерно за три года снизиться до нуля (в районе очки С). Затем, при появлении на участке новых бездомных животных, периодические отловы почти сразу удаляют их (отрезок С – D). Рис. 4. Изображен тот же сценарий, что и на предыдущем рисунке (отсутствие «порога доступности»), однако с поправкой (приближающей модель к реальной жизни), учитывающей меньший потенциал размножения сокращающейся субпопуляции. После каждого нового отлова восстановление численности происходит все более медленно. Это связано с тем, что все более уменьшающееся количество самок не способно поддерживать постоянную насыщенность субпопуляции молодняком, субпопуляции все более «полагается» на выброшенных животных, приток которых обычно менее интенсивен, чем при самовоспроизводстве. При этом и количество отловленных собак может постепенно уменьшаться – численность все равно будет падать. Это сценарий, постепенно осуществленный в развитых странах (например, в США, где еще несколько десятилетий назад бездомные собаки были довольно многочисленны в городах востока страны (данные А. Бека). Рис. 5. Для сравнения приведены сценарии изменения численности при применении ОСВ. Отрезок А – В соответствует безвозвратному отлову разной интенсивности. В точке В отлов прекращен и начата «стерилизация с возвратом». В зависимости от условий (как особенностей самой субпопуляции, так и интенсивности кампании ОСВ) возможны два сценария. Первый (обозначен цифрой 1) – пример типичного «провалившегося ОСВ», при котором не достигается необходимая для успешного результата доля стерилизованных самок. После прекращения отловов на относительно короткий период (В – С) происходит стабилизация численности. Затем начинается процесс (представляющий уникальную особенность городской экосистемы) повышения уровня поддерживающей емкости среды, прежде всего за счет увеличения пищевой базы. Это результат роста подкормки собак частью населения (по принципу «чем больше собак, тем больше приносится корма»). Растет «социально зависимый» пищевой ресурс. Вслед за ним растет и численность – тем самым снова подстегивая подкормку. Этот процесс отражен отрезком C – D. Но этот взаимозависимый рост ресурсов и численности не бесконечен. Ресурсы подкормки истощаются – но, самое главное, начинают играть все более значительную роль другие процессы. Это может быть и повышенная смертность молодняка от инфекционных заболеваний, и конкуренция за ресурсы со стороны взрослых. Но обычно в городе боле важен иной фактор. Численность преодолевает «порог конфликтности», после которого начинаются самосуды со стороны населения, полулегальные и нелегальные отловы и т.д. Они - часто во взаимодействии с другими неблагоприятными факторами, такими как увеличение числа инфекционных заболеваний – приводят к относительной стабилизации количества собак. После этого прекращает рост и пищевая база - ведь новые собаки, которых нужно покормить, не появляются. Численность колеблется, то снижаясь после очередного самосуда, то восстанавливаясь вновь (отрезок D – E). Сценарий 2 – это «успешное ОСВ». Преодолевается «порог эффективности» в 70 – 80 процентов стерилизованных самок. Следует плавное снижение численности до нового равновесного уровня «стабильной популяции» (термин сторонников ОСВ). Дальнейшее снижение затруднено из-за того, что часть собак ускольхает от стерилизации (также популяция пополняется выброшенными владельческими собаками). В отличие от стратегии безвозвратного отлова, в случае с ОСВ представляет большую трудность оперативное изъятие и стерилизация таких собак, так как они «растворяются» в уже имеющейся бездомной популяции – их нужно в ней «разыскивать». При безвозвратном отлове необходимость в разделении собак по принципу «стерилизована или нет» отпадает, так как отлову подлежат все собаки. Сценарий 3 – «идеал» ОСВ, который нигде не достигнут (по имеющимся данным, приближается к нему только эксперимент Доротеи Фриц на закрытой заводской территории в городе Таранто в Италии, где численность собак сократилась на две трети, и опыт некотрых мелких населенных пунктов.) В реальных городских условиях крупного населенного пункта такой успех не показан.

Reinir: КошкаСашка пишет: Теперь собака одна на улице-это нонсенс,она ,как заноза в глазу! Вот-вот. чем меньше бездомных собак, тем легче контроль выбрасывания.

L2M: krabo5 пишет: Всё логично, если рассматривать потомственно уличных животных отдельно от фактора пополнения за счёт выброшенных или потерявшихся домашних животных. А ведь это пополнение зачастую и составляет большую часть городских бездомных животных. Нет, ничего не пропустили. Просто этот текст относится именно к самовоспроизводящейся популяции животных, в которой приток извне не составляет основной части прироста численности. Так получилось, что мне где-то с месяц назад в одной местной про-ОСВшной писульке в очередной раз встретились рассуждения об "усиленном размножении в ответ на отловы", "восстановлении биологического равновесия" и "экологических нишах, которые в любом случае будут заполнены" - ну и вот задело оно меня... А в случае, когда основная часть бездомных животных - потеряшки и выброшенки (то есть, в городе идет регулярный отлов, а то и отстрел), картина будет совсем другой, потому что никакого экспоненциального роста популяции и никакого влияния факторов окружающей среды на численность не будет вообще: все будет жестко регулироваться целенаправленными действиями человека. fondzoozabota пишет: Я бы заменил в ней везде, где упоминается прикорм, слово "Опекуны" на слово "Люди". Да, Вы правы. На днях я так и сделаю.

Reinir: L2M пишет: "экологических нишах, которые в любом случае будут заполнены" Этот просто непреодолимый рок "заполнения экологических ниш!" На самом деле в городах полно вообще пустых, совершенно незаполненных ниш или заполненных чуть-чуть (например, хищников, питающихся всей разнообразной синантропной орнитофауной) - и ничего...

L2M: Ну да. Все-таки Борейко был очень прав, когда писал о непрофессионализме зоозащиты. Многие наши радикальные друзья берутся рассуждать об экологических процессах (мало того: пытаются аргументировать свою точку зрения, апеллируя к законам экологии) - но при этом имеют о них лишь самое общее и смутное понятие. То есть, об экологических законах они что-то слышали - но не понимают механизмов их реализации; для них это такая "черная магия": вот "экологическая ниша" - значит, в ней кто-то непременно самозародится, и ее заполнит, несмотря на то, что все остальные условия, кроме наличия пищевой базы, совершенно этому не благоприятствуют. Вот популяция (которая и не популяция, на самом деле, а, в лучшем случае, субпопуляция) - значит, она непременно находится в равновесии, и в ответ на изъятие части особей обязательно даст репродуктивный взрыв. Вот экологическая пирамида - а значит, везде, всюду, и при любых условиях кормовая база будет стабильной и неизменной. Итд итп.

Reinir: L2M пишет: для них это такая "черная магия": А помните, был у нас на форуме такой - причем человек неглупый, с высшим техническим (насколько понимаю, спец в IT) - но растолковать ему мы не успели. Биология для него так и осталась суммой заклинаний. До сих пор на его челябинском сайте висят тексты с "неуничтожимой популяцией".

L2M: Немного видоизменила текст, поскольку заметила у себя ошибку в расчетах. Заменила в тексте опекунов на людей. Да, челябинца, конечно же, помню.



полная версия страницы